Ирина Асанова (i_r_k_a) wrote,
Ирина Асанова
i_r_k_a

Шрамы и привычка к боли.

Август.
По улицам небольшого города идёт молодая женщина лет 25-ти. Она с трудом удерживает на руках грудного ребёнка. В глазах безнадёга. Походка выдаёт дичайшую усталость.
В какой-то момент женщина падает без чувств прямо на асфальт...
Этой женщиной была моя мать.
Этим ребёнком была я...



***
Для того, чтобы понять что произошло это совсем не случайно, придётся отмотать события на 36 лет назад.

3 августа 1979 года маленький провинциальный Новомосковск заливало дождём. Дождь был такой сильный, что ступеньки магазинов частично были заполнены водой.
В этот день вообще всё шло наперекосяк. Сначала в частный дом, где мы с мамой гостили у бабушки, залетела шаровая молния. От шока все замерли. Бабуля взяла меня на руки и стала наблюдать. Никто не понимал что делать. В конце концов, огненый шар, размером с небольшую дыню, практически выкатился через открытую дверь на террассе.
Когда всё закончилось, все выдохнули и стали разливать чай. Мать хлопотала с чайником. А бабушка, на секунду отвернувшись от стола, и продолжая держать меня на руках, не доглядела за моими любопытными ручками. Я потянулась за чашкой видимо, любовь к чаю проявлялась уже тогда)) и опрокинула на себя кипяток.
Кипяток попал на ногу. Начался детский крик. Мать говорит, что именно в этот момент в моём лексиконе, помимо слов "мама и папа" появилось чёткое "ай-йай-яй". Стянули ползунки...вместе с кожей. У бабули случился микроинфаркт. И, приехавшая скорая, поочерёдно откачивала то меня, то её.
В местной больнице слава советской медицине были, мягко говоря, отвратные условия. А пелёнки, выдаваемые в детском отделении, были покрыты плесенью(!), да и чистота совсем не входила в планы сотрудников больницы. Проведя там почти сутки, мать написала отказную. Совершенно справедливо заметив, что я буду в большей безопасности дома.
Весь месяц она ходила на перевязки. Меня отбирали у неё из рук и закрывали дверь прямо перед её носом. Из кабинета доносились мои страшные крики. Мало того, что я испытывала боль, так мне ещё и страшно было. Мать говорит, что в тот момент, когда её, наконец, пускали в кабинет врача, я моментально успокаивалась.
Так продолжалось почти месяц.

***
29 августа 1979 года.
Моя мать пролежала на асфальте несколько минут. Она очнулась и увидела перед глазами лица медперсонала из скорой. И меня. Я смотрела на неё своими большими удивлёнными глазами и почему-то не плакала. Только потом выяснилось, что падая, мать повредила ногу. Я тоже не очень удачно приземлилась. Поцарапала ручонку. Но, прохожие вовремя отвлекли меня какими-то няшками:)
В тот день мать и меня отвезли на перевязку прямо на скорой. Перевязали и мою больную ногу. И её разбитую коленку.
Ей поставили диагноз схожий с нервным истощением. И папу, который как нельзя некстати, мотался по командировкам, подвергли словесной порке.

Шрам на правой ноге до сих пор у меня есть. По ходу дела, он будет до конца жизни.
Но, привычка терпеть боль и не плакать, появилась только с годами. Застрявшая в ноге бутылка, нечаянно соскользнувший топор в походе, гвоздь на даче... Всё это воспринималась стойко и лишь иногда сопровождалось сдержанным шипением:)

Оглядываясь назад, я начинаю понимать: "Я чертовски везучая и живучая!":))




Tags: мемуарчики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments